Перейти к содержанию

E.K.

Команда ЛК
  • Публикаций

    6 254
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    543

E.K. стал победителем дня 7 июля

E.K. имел наиболее популярный контент!

Репутация

5 791

Информация о E.K.

  • Статус
    E.K.
  • День рождения 04.10.1965

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Город
    Многовообщенск

Посетители профиля

13 138 просмотров профиля
  1. Да, конечно, когда-то давным давно я тоже пытался упираться в очевидную простоту формулировки этой задачки. Но у меня ничего не получилось. И вот ещё что. Если подобные термины применяются в рамках этого форума, то давайте называть это очевидным и понятным всем термином "касперология"
  2. Я буду первым, кто накинет банальное. "Пацаки, почему не в намордниках?" (с)
  3. Всем доброго вечера, дня, либо же другой не менее достойной части этих земных суток. Похоже, что мир неизбежно катится в обратную сторону. Только мы присповобились жить и работать в удалённых условиях "социальной дистанции", только-только наши небольшие по прошлым масштабам партнёрские и прочие мероприятия стали привлекать сотни и тысячи зрителей в цифро-компьютерном онлайне, лишь только я привык к ежеутренним пробежкам по 10-15км, а то и 20+... Как тут тебя ошарашивают фактом внезапного интервью "на камеру в офисе", а назавтра вообще - ой, и не поверите. Короче, неизбежно. Неотвратимо. И деваться нам некуда <= мир, частично прикрывшись тряпочками на лицах и санитайзерами (как правильно?) сразу после дверных проёмов, устав (реально!) не просто от нескончаемого сидения дома - а в отрыве от социальной среды существования, а также четверга тоже существования и - главное, - пятницы! Понедельники и вторники также абсолютно важны и необходимы категорически. Работать тоже надо, ага? Шучу-шучу. Если мечтается взлететь к upper-результату, то работать ... не, не просто "работать", а вкалывать и впахивать придётся много, постоянно, ежедневно. Иначе это сделают другие, которые и сорвут приз. Или даже несколько. Но на всех поровну точно не хватит. Но завершаю эту всеобщую рабочуу тему, перехожу к своим отметкам на этом непростом пути. Сегодня впервые за 3+ месяца у меня было живое интервью и вот так снимали на камеру! Тема была локальная, про наше партнёрство с НОТ (читается в разных вариантах, например, "not" - но мне больше нравится "do it hot, eugene". Неважно! Прикольно, что практически вся съёмочная группа была в масках. Тут же я подумал, что мне заодно тоже нужно было быть в том же прикиде Увы, эта тема особого энтузиазма не вызвала. Само собой, сначала грим. Тоже в маске и перчатках! Не обращайте внимания на моё строгое выражение. Я просто глубоко внутри, сценарю ответы на их внезапные вопросы А потом уже будут улыбки, рассказы, жгу местами, (без ненормативной лексики, но иногда хочется), прозрачные и прямые намёки на очевидные ответы для самых каверхных вопросников, потом - всё, закончилось. Наши пиарщики выдыхают, смахивают пот с лица и других частей, внимательно следят за категорическим прекращением допроса интервью, да и мне уже пора другими делишками заняться. Про что это было? Да просто пора потихоньку готовиться/мечтать/планировать к возвращению в обычные для нас всех реалии. Не сразу, не торопясь, учитывая всё тот же всеобщий шухер. Пришла пора перемен!
  4. Ах да, в том же пост-дефолтном 1999 году я впервые в жизни написал фотоотчёт о проделанной поездке. Дело было так: мы небольшим коллективом съездили отдохнуть в Тунис. Турпоездки в другие страны уже перестали быть диковинкой (напоминаю, это про 90-е годы, 20+ лет назад), но меня всё равно спрашивали как там было, что видели и т.п. Сначала я рассказывал, потом мне надоело повторять одно и то же, написал короткий текст-рассказ, отсканил фотки (они тогда ещё плёночно-бумажные были) и выложил куда-то на наш сайт (который сейчас складирован вот тут: http://avp.su/). Через аж 20 лет решил порыться по архивам и найти его. Спасибо коллегам - текст нашли, да и фотки заодно восстановить почти все получилось. Посему, принимайте "20 лет тому назад" -----8<----- Как мы отдыхаем Сотрудники и сотрудницы ЛК известны своей тягой к разнообразным приключениям и путешествиям. Следы увесистых ботинок лаборантов можно найти практически на всех континентах нашего необъятного глобуса - от древних секвойных заповедников американского побережья Тихого океана до влажных джунглей каннибальских территорий Малайзии - через НьюЙорк, Париж, Берлин и окружающие их территории. Неосвоенными пока остались лишь сумчатая Австралия и ледяное днище нашей планеты. Ах да - в Южной Америке никто из нас тоже пока не бывал... Однако все еще впереди. Много было сожжено бензина, не меньше было выпито пива, а сколько было утилизировано местных деликатесов - и не вспомнить. Хранят об этом воспоминания лишь домашние фотоальбомы, да иногда соберутся бывалые путешественники вспомнить старые-добрые времена и наметить планы на будущие поездки. Мировая прогрессивная общественность остается же пока в полном неведении по поводу всех этих мероприятий, что не есть хорошо. Дабы исправить эту историческую оплошность, было решено отражать на нашем Web-сервере все наиболее заметные выездные мероприятия, проводимые сотрудниками лаборатории. И начать было решено с последнего путешествия в Тунис, в котором приняли участие: Андрей Крюков с семейством, Виктор Матюшенков с семейством, Андрей Никишин без семейства, а также Вадим Богданов, Катерина Кирсанова и лично Евгений Валентинович. Произошло все это в середине апреля месяца, когда северное побережье Туниса еще не выгорело под палящим африканским солнцем, и температура в тени не повышалась выше 25C. Не жарко, конечно, но после снежной московской зимы попасть в ласковый весенний северо-африканский климат - это блаженнство, достойное настоящих ценителей резкой смены климата. После поселения в базовый отель недалеко от г.Сусса и недолгого осмотра местных пляжей и тестирования установленного на них оборудования (яхты, джеты, бананы, парашюты и т.п.), было решено активизировать ранее запланированные мероприятия, как то: исследование Сахары и посещение остатков развалин Карфагена. Первым пунктом была Сахара. Рано утром погрузившись в автобус мы отправились в поездку на юг страны и к концу дня добрались до северной части Великой Пустыни. После катания на верблюдах и любования сахАрным закатом, восхищенные и утомленные мы остановились на ночевку в шикарнейшем отеле в оазисе Дуз. На следующий день автобус отправился на запад страны, объезжая Сахару по ее северной части - по соленым озерам Туниса, затем проехал по западным оазисам и повернул обратно в сторону "дома". К сожалению, размер отчета о поездке будет слишком большой, если попытаться описать все впечатления от увиденного. Поэтому мы заканчиваем его фразой, которую обычно говорят в таких случаях: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать". Римский амфитеатр. Гладиаторам вход бесплатный. "Русское поле" в тунисском изложении. Кэмел-трофи в оригинальном исполнении. Исполняют Лаборанты. Верблюжья парковка. Это не лед - льда там не бывает. Это соль. Соленое озеро Chott El Jerid. Музей "тысячи и одной ночи". Вадим Богданов (слева) в масштабе 1:2 (справа) Скушай, Катя, грушку... (там же) Горный оазис - сказка продолжается... Дикопасущиеся, четвероногие, дают молоко... Правильно! Верблюды! Развалины Карфагена (мы ни при чем. Честное слово. Эту баню развалили еще в третьей Пунической войне.) А это мы все вместе + экскурсовод Ира. Средиземное море с высоты Богданова полета Тестирование четырехколесного оборудования. Тесты прошли только два экземпляра. Не держит оно нашего напора. Все. Пора домой. -----8<----- И ещё несколько фоток по той же теме: Вот такая археологическая находка P.S. Кстати, вот какая ещё забавная деталь. До этого у меня была традиция из каждой поездки привозить всем сотрудникам какие-нибудь подарки. Каждому сотруднику и всем сотрудницам! А их количество всё росло и росло, подарки занимали всё большую часть багажа. Короче, из путешествия в Тунис я тоже привёз всем подарки - но в последний раз. На тот момент их (нас) было примерно ровно 40, я и привёз ровно сорок "арафаток" (или как этот головной платок правильно называется?) - само собой, что это был отсыл к "Али-Баба и 40 разбойников" Ага! Этот платок называется "куфия". Или же просто "арафатка"
  5. 1998 год. Продолжалась тяжёлая ежедневная работа на уровне «выживания». Денег нет, ресурсов не хватает, но «вирусный конвейер» не ждёт, нужны новые технологии, рынок требует новых продуктов. Короче, впахивать приходилось часто без отпусков и почти без выходных. Малыми силами совершать немыслимые трудовые подвиги. Например, вот так: Июнь 1998. Глобальная эпидемия вируса CIH («Чернобыль»). Все остальные спали или были в отпусках – мы оказались чуть ли не единственным продуктом, который ловил и лечил эту нечисть. Интернет (разноязычный интернет!) пестрил ссылками на наш сайт. Вот она цена скорости реакции на новые угрозы, да плюс возможность выпускать «быстрые апдейты» с дополнительными процедурами лечения. Этот вирус весьма хитро цеплялся к файлам-приложениям и требовал специального препарирования, что было невозможно без гибкого функционала апдейтов. Вот ещё интересная история: Август 1998, финансово-экономический кризис и полный дефолт впридачу. «Шеф, всё пропало!» (с) - это в России. А все наши зарубежные партнёры проплатили чуть ли не вперёд. Само собой, в своих зарубежных валютах. В результате мы себя впервые почувствовали обеспеченными. Быть компанией-экспортёром во времена национального финансового кризиса – нет ничего лучшего в этом мире, поверьте мне! Мы достаточно удачно воспользовались ситуацией, особенно на рынке труда – у нас наконец-то появилась возможность брать на работу профессиональных и недешёвых менеджеров. Так у нас появился Технический Директор (Михаил Калиниченко, покинул компанию в 2002), Финансовый Директор (Евгений Буякин, проработал в компании более 10 лет), позднее у нас появились Коммерческий Директор и Директор по Маркетингу. Чуть позже стали появляться менеджеры среднего звена. И мы вошли в состояние «первого структурного кризиса» - когда «команда» превращается в «компанию», когда дружеские отношения заменяются на подчинение и отчетность. Кризис преодолели довольно легко, без особой ностальгии по старым «семейным» временам. // Кстати, о подобных кризисах роста и управления настоятельно рекомендую книжку Майкл Хаммер, Джеймс Чампи. «Реинжиниринг корпорации. Манифест революции в бизнесе» . Прочие книжки хорошие здесь: https://e-kaspersky.livejournal.com/725700.html 1999 год. Англия, Кембридж – открытие первого офиса за пределами России. Британский рынок, наверное, один из самых сложных для компаний из других стран. Почему мы туда попёрли со своим коммерческим представительством? – да просто повезло! Потом уже, учитывая английские ошибки и уроки, открытие офисов и развитие бизнеса на многих других территориях проходило более гладко. Первый выездной пресс-тур, Лондон: «Мы тут у вас офис открываем, антивирусом торговать будем»! – примерно как Бременские музыканты «мы к вам приехали на час» (с) Реакция журналистов была весьма… английская: «а у нас есть уже Софос, Симантек, Маккафи – вы тут нам зачем?». Пришлось на ходу выкручиваться, объяснять какая мы инновационная компания, какие у нас уникальные продукты и технологии. Принято было с интересом. С тех пор сильно дурацких вопросов нам там не задавали. Плюс к тому первый публичный спич на англоговорящую публику (InfoSec, London). В небольшую комнатку пришло целых два заинтересованных слушателя – оба из Virus Bulletin. Это был первый и последний случай, когда на наши презентации не было аншлага. // Об этом и с подробностями чуть раньше было рассказано. Где-то зимой с 1998 на 1999 год в гости на свою конференцию пригласили наши OEM-партнёры F-Secure (Data Fellows). Мы с удивлением узнали о мероприятиях подобного формата, стали выяснять и поняли, что партнёрские конференции - это очень круто! Собрать всех вместе, загрузить свежей информацией о технологиях и продуктах, выслушать их проблемы, обсудить новые идеи. Долго не раздумывая, всё в том же 1999 году мы провели свою собственную международную "партнёрку", куда съехались примерно полтора десятка наших тогдашних партнёров из Европы, США и Мексики - вот мы все вместе: И прочие фотки с того мероприятия. "Делу время, потехе час!" (с) На сцене один из наших партнёров. Вот вроде как и все основные и интересные истории, которые приключились с нами до 2000 года. А дальше... хватит мне свой личный склероз выжимать, пусть другие участники нашего интереснейшего приключения свои истории рассказывают, да личными эмоциями их украшают. Всем спасибо за внимание, На этом всё про «Историю компании до 2000 года».
  6. Традиция общего для компании Дня-Рождения практически непрерывно продолжается аж с 1998 года, когда корпоративный ДР отметили в каком-то неприметном московском боулинге, в последующие годы начались исключительно выезды на природу. Чем дальше, тем сотрудников всё больше, площадки всё попросторнее нужны, да и гости иногда весьма именитые не только приезжают, но и даже и прилетают. Но тема корпоративных Дней-Рождения глубока и широка, посему считаю, что требует отдельной истории, но не здесь и не сейчас. Продолжение же пойдёт про дела 1997 года, самое главное из которых уже определено: это факт регистрации компании «Лаборатория сами знаете кого» С этим событием связано аж несколько занимательных историй. Вот таких => 1). Как уже было сказано, выездной гульбарий, развлекарий и прочие концерты с фейерверками по поводу очередной годовщины компании у нас происходят где-то в середине-конце июля каждого года. Однако для многих наших сотрудников секретом является тот факт, что компанию зарегистрировали месяцем раньше – в июне месяце. Да-да, наша «ЛК»- компания официально зарегистрирована 26 июня 1997 года. Именно в этот день надо кричать «ура!» и разливать шампанское по бокалам! // что, конечно, не отменяет июльского корпоратива Есть вот такая небольшая несуразица. Но она не единственная, да и не только у нас. Ну, например, «Великая Октябрьская Революция» произошла 7 ноября, между прочим. И никто особо по этому поводу не парится. И что названия месяцев, например, «октябрь» и «декабрь» очевидно резонируют с «окта» и «дека», то есть «восемь» и «десять». Но в нумерации месяцев года они десятый и двенадцатый по счёту - и ничего! Все привыкли 2) Вторая история про регистрацию компании такая. Мы долго мучались с названием. Наталья (которая Касперская) предложила название «Лаборатория...» - как сейчас. Я же был категорически против своего имени (скромен и застенчив по жизни, вот так, ага… шутка!), но меня убеждали тем, что моё имя уже более-менее известно (антивирус уже немного засветился, плюс статьи в журналах-интернетах, выступления разные), плюс что мы на раскрутке названия компании сэкономим кучу денег – и так далее. В конце концов Наталья убедила меня весьма простым способом: предложила придумать что-нибудь получше. У меня ничего «получше» не получилось… так и живу до сих пор. Вот такая история появления нынешнего названия компании. Причём я до сих пор немного вздрагиваю, когда слышу как кто-то рядом говорит о компании или наших продуктах, но произносит моё имя. До сих пор не привык Между прочим, если вы видите в каком-либо (неофициальном) тексте название компании полностью, то будьте уверены – этот текст точно не мой. Если требуется упомянуть компанию, то я сокращаю «ЛК», или «Лаборатория...» как выше, либо же ещё каким-то иным образом – но никогда не полностью (как минимум, в русском варианте). 3) Стоит упоминуть, что на тот момент мы были совершенными профанами в юридических вопросах. Софт кодить – умели. Продавать худо бедно – тоже (и в России+СНГ, и в Америках-Европах были продажи). А вот как правильно регистрировать компанию – этим вопросом мы пока не владели. Неожиданная помощь пришла от нашего соседа по дому Петра А. (пользуясь случаем, передаю ему пламенный привет, если он случайно прочитает эти строки), который всё организовал, подготовил, отвёл будущих соучредителей в юридическую контору неподалёку. Жаль, ни одной фотки не осталось. Да кто же знал!... Само собой, никто тогда не подозревал, что в результате получится из этого новоиспечённого юрлица. Если вы думаете, что тогда была поставлена цель стать глобальной мульти-развесистой компанией – это не так. Вообще об этом не думали, некогда было, плюс очень кушать хотелось. И жили «от зарплаты до зарплаты». Причём на эту зарплату самим и приходилось зарабатывать, поскольку никаких инвесторов и случайных подарков от судьбы не было, да и не ожидалось. 4) Для полноты картины несерьёзности всего мероприятия есть ещё одна история, напрямую связанная с моей тогдашней супругой и заодно соучредителем компании однофамилицей Натальей (за это изложение сразу приношу ей свои извинения). Так вот, при регистрации компании Генеральным Директором определили Наталью Ивановну Касперскую. Каково же было наше удивление по прошествию нескольких лет, когда «Лаборатория» уже набрала обороты, имела сотню партнёров и несколько сот сотрудников – как внезапно юридическая проверка при очередном крупном (по тем меркам) контракте выявила, что Генеральний Директор компании в уставных документах именован как «Наталья Николаевна». Отчество напутали! Помню, мы тогда посмеивались: что быстрее и дешевле заменить: Устав компании (со всеми последующими волокитами) или отчество Натальи Ивановны? Вот так скромно и незатейливо, с незначительными косячками и слегка необычным названием всё и началось на следующем витке спирали развития. Небольшая команда из примерно 15 человек и, мягко говоря, малозаметными доходами – вот так мы и отправились в самостоятельное плавание. Независимое существование оказалось весьма и весьма непростым, поскольку КАМИ в его бывшем виде уже не существовало, халтурить на Софос (см. об этом в прошлых рассказах) я уже прекратил, а финны (Data Fellows/F-Secure) платить еще не начали (хотя в долг давали). А 15+ человек надо было как-то кормить… Так что, бывали случаи задержек зарплаты... Тогда пара самых инициативных сотрудников «с активной позицией» рисовали плакат «Очень хочется пива», выходили в коридор и ждали там Наталью, возвращающуюся с обеда. Но было и много позитива. Именно этот период можно считать нашим вторым большим шагом вперёд (первый шаг – постоянные победы с антивирусных тестах начиная с 1994). Именно в те годы на российском рынке (особенно в сегменте домашнего антивируса) произошел крах тогдашней монополии Диалог-Науки – и мы постепенно заняли место лидера. Это произошло, по большому счету, исключительна благодаря тому, что у нас была версия для Windows (вернее сказать, наконец-то появилась). Причём весьма неплохая, если не брать в расчет все её баги. Это был вполне себе «лёгкий» и удобный Windows-антивирус – а у Диалоговцев была только версия для MS-DOS. Ну, «тут-то нам и попёрло» (с). И немалую помощь в раскручивании продукта оказали пиратские рынки – Митёк и Горбушка. Да-да, не поверите! Пиратские уличные рынки тех «весёлых 90-х» нежданно-негаданно занимались раскруткой «антивируса имени меня». Продавцы на лотках рекомендовали исключительно нас, и однажды даже кто-то притащил мне с рынка пиратскую дискету с наклейкой «Самый крутой антивирус в природе». Вот такая вот роль «Митька» в успехе компании. В то же время на нас стали изредка обращать внимание большие гос-корпорации, причём на достаточно серьёзном уровне. Несмотря на то, что наше антивирусное изделие было совершенно не готово для внедрения в корпоративные системы управления, нас всё равно брали как некую альтернативную «чистилку». Совсем немного брали, но это был наши первые робкие шажки в сегмент тяжёлых корпоративных решений.
  7. Но пора уже продолжать и заканчивать разные интересные истории, про которые было несколькими днями чуть раньше. Те рассказы могут показаться либо совершенно абсурдными, либо откровенно тухлоскучными. Соглашусь абсолютно со всеми мнениями. Плюс к тем, кто считает их неправдоподобными, иллюзорными, да где мы таких книжек тогда начитались. Отвечаю: Книжки нам тогда читать было некогда. Работать надо было. И ещё раз работать, работать, и работать. И чтобы всё было ясно и понятно, чтобы ответить на всё возможное любопытство, сейчас я здесь снова продолжаю бежать дальше-+-дальше по полям, горам и долинам своего собственного склероза, вытаскиваю из древних архивов и головных извилин разные интересные факты, истории и казусы. А их есть там, причём немало, да ещё можно потереть их немного, чтобы яркими цветами заблестели. Идём дальше по графику жизни -> 1997 год. Бейте в барабаны, трубите в горны, свистите в свистелки и сопите в сопелки! – в этом году в одной из московских юридических контор была зарегистрирована «Лаборатория им. меня». Урра!!! Фейерверки у нас по этому поводу ежегодные случаются в июле месяце... за исключением этого года, который пал жертвой биологического нежданчика. Увы, наши ежегодные ультра-ура-корпоративы в нынешнем году временно отменяются. А бывало ой как неплохо! ... надо пойти фотки самые хорошие выбрать, но для этого требуется время.
  8. Иллюзий других куча в мозг нагрянуть может.. - почему я вот так витиевато вдруг? а непонятно. Прям как Ёда из Звёздобоен.
  9. Наверное, по причине юрлица, с которым у них договор подписан? (я не в курсе, просто догадываюсь).
  10. // Возвращаюсь к судьбоносным событиям 1996-го года => В-третьих, мы наконец-то начали разрабатывать продукт под Windows 95, который, естественно, надо было начинать делать ещё двумя годами раньше – но, пардон, один разработчик (Алексей Де-Мондерик) был занят дополировкой версии для MS-DOS. Ещё один разработчик (Андрей Тихонов) занимался решением для Novell NetWare и ещё один разработчик (Лариса Груздева) не спеша рисовала версию для Windows 3.xx, которую мы кому-то очень сильно пообещали и просто обязаны были доделать. Ну просто некому было физически заниматься разработкой продукта под самую многообещающую платформу! Оглядываясь назад, такое решение кажется дикостью, но тогда всё было именно так: другие проекты требовали категорической доделки и поддержки, а найти ещё одного-двух разработчиков и взять их на работу просто тупо не было денег. Так вот, когда разработка виндовой версии уже шла полным ходом, произошло "в-четвертых". На выставке Комтек (весна 1996) я подошёл к стенду на тот момент абсолютного монополиста антивирусного рынка России - компании "Диалог Наука" - и поинтересовался, какие у них есть новинки. Они гордо, со своего роскошного (по тем меркам) стенда, глядя сверху вниз, заявили, что под Виндоус ничего нового у них нет и не требуется, ведь там и старые MS-DOS-программы работают великолепно. На что я им взял и ляпнул: "А я вас съем!". Как умильно они улыбались! И, самое главное, в-пятых, мы начали и закончили разработку нового антивирусного движка (AVP3), который больше десяти лет практически без изменений трудился в миллионах копий наших продуктов и продуктах наших технологических партнёров. Только весной 2008 года его начал заменять новый движок (внутреннее название "КЛАВА"), вошедший сначала в персональные версии наших продуктов, а в начале 2009 – и в главные корпоративные продукты компании. Главной инновацией новой технологии являлась мультиплатформенность – т.е. один и тот же движок с одними и теми же базами работал на любой Intel-платформе. До этого основной движок и обновления был только для MS-DOS, а для Win3.xx и Novell приходилось портировать не только движок, но – самое ужасное – и базы тоже (поскольку там есть исполняемый код). С новым движком необходимость "допиливания" обновлений отпала. Плюс к этому, движок был выделен в отдельный модуль (отчасти для лицензирования технологическим партнёрам). В результате мы получили универсальный, независимый от платформы движок и такие же универсальные базы. Бери – и делай свой антивирус! Это послужило толчком не только к дальнейшему развитию ОЕМ-бизнеса компании, но и к разработке собственных продуктов, поскольку главный компонент (движок+базы) был максимально "заточен" под встраивание в разные продукты на разных платформах. Ну и понеслось – версии для DOS16/32, Windows, Novell, Linux, OS/2, Unix и может чего ещё, про что я уже не помню. Но главным событием был, конечно, выпуск продуктов для Windows 95. Когда точно мы его выпустили определить сложно – какую из тех "публичных бет" осени 1996 – первой половины 1997 следует называть "продуктом" неясно. Скорее, они так и не вышли из состояния "бет" до начала нормального тестирования в начале 2000-х. А самый первый "бета-прототип" был представлен публике 16 сентября 1996 – AVP for Win95 3.0 build 105. На тех же исходниках компилировалась и DOS-версия, так что, наверное, сентябрь – это и было время запуска линейки 3.0. Далее, Интернет шагает по планете, дошагал и до нас: в ноябре 1996 году мы наконец-то запустили свой собственный сайт, одну из его версий можно найти здесь, а архивы сайта - здесь. Тексты писали сами, картинки тоже сами рисовали (чаще всего иллюстратором выступал я сам). [ далее 1997 и прочее ]
  11. А дальше дело было так: Переломный 1996 год. Постепенно, год за годом рассказываю самую раннюю историю антивирусного проекта "имени меня", дошёл уже до 1996 года, который был весьма интересный и насыщенный событиями. Во-первых, в КАМИ, где мы тогда трудились, разразился скандал между совладельцами. В результате компания раскололась на несколько независимых организаций. Под шумок, годом позже (1997) отделились и мы. Во-вторых, мы заключили ОЕМ-контракт (original equipment manufacturer — "оригинальный производитель оборудования") с немецкой компанией G-Data на поставку им нашего движка. Контракт просуществовал аж 12 лет до 2008 года, когда мы фактически вытеснили G-Data с розничного рынка Германии… Так уж вышло, не виноваты мы! Немцы изначально сами на нас вышли (активно искать технологических партнеров мы тогда ещё не умели), предложили Ремизову (это всё ещё было КАМИ) сотрудничество – и на очередной выставке Цебит (о которой я подробно писал выше в весьма ностальгическом рассказе) был подписан контракт. Так было положено начало технологическому бизнесу компании. За немцами последовали финны F-Secure (тогда носившие название Data Fellows) и «холостой выстрел» с американскими японцами, компанией Vintage Solutions. // Не удивляйтесь названию, это действительно виноградорская фирма, почему-то решившая выпускать свой софт. Начинание оказалось таким же успешным для софтверного бизнеса, как если бы мы начали разводить свой виноград. Партнёрство с G-Data было более продуктивным, но настоящей "дойной коровой" получился контрак с F-Secure. И сейчас будет небольшое лирическое отступление о том, как именно с ними началось сотрудничество. В августе 1995 появился первый макро-вирус, заражавший документы Microsoft Word. Оказалось, что писать макро-вирусы очень просто и распространяются они с огромной скоростью среди ничего не подозревающего массового пользователя. Это привлекло внимание вирусописателей, и очень быстро макро-вирусы стали главной головной болью антивирусной индустрии. Детектировать их оказалось очень непросто, поскольку формат документов MS Word весьма и весьма сложен. Несколько месяцев антивирусные фирмы "шаманили" разными методами, пока в начале 1996-го компания McAfee не объявила о "правильном" разборщике формата документов Word. Это зацепило нашего коллегу Андрея Крюкова (примкнувшего к коллективу в 1995-м), и он довольно быстро сделал очень элегантное и эффективное решение. Я об этом кинул клич, и нам стали приходить предложения о покупке этой технологии. Собрав некоторое количество предложений, мы всем "забили стрелку" на очередной конференции Virus Bulletin, которая проходила в английском Брайтоне, куда мы и отправились с Крюковым осенью 1996-го. Ни один из запланированных контактов так и не "выстрелил", однако у нас состоялся интересный разговор в шикарном президентском номере, который снимала для переговоров компания Command Software. Эта компания долгое время лицензировала движок антивируса F-Prot. В то время разработчики F-Prot несколько лет подряд не могли выпустить новый движок, и их партнёры были этим весьма недовольны и искали альтернативы. Так вот, господа из Command Software заманивали меня с Крюковым к себе в США всякими обещаниями домов, машин и зарплат – на что мы ответили, что подумаем, но пока никуда из Москвы не собираемся. Разошлись ни с чем, но нам, конечно, было очень лестно слышать их предложения и, когда мы выходили от Command Software (а выход был прямо в лобби отеля), наши довольные рожи заметили ребята из Data Fellows. Уже через пару месяцев Наталья Касперская отправилась в Хельсинки обсуждать условия сотрудничества и скоро мы подписали с ними контракт. Вот такой рикошет… Контракт с Data Fellows был чистым технологическим рабством. По его условиям мы не имели права на разработку интернет-решений, системы администрирования корпоративных решений, чего-то там ещё, и плюс ко всему контракт был эксклюзивный – мы не имели права лицензировать наш движок никому, кроме Data Fellows (и успевшим чуть раньше G-Data). И более того – финны имели все права на наши технологии и их исходные коды. Контракт был абсолютно кабальный, однако у нас просто не было выбора – без этих денег мы бы скорее всего просто не выжили. Так что, финнов можно считать нашими инвесторами – на несколько лет вперёд это был наш основной источник доходов. Жили мы "от зарплаты до зарплаты" - от одного финского платежа до другого. Но постепенно при этом снимая ограничения по контракту. Сначала были сняты запреты на разработку продуктов, потом сняли эксклюзивность, а окончательно выбрались из финского контракта (и окончательных ограничений) только летом 2006 – аж почти через 10 лет с даты заключения контракта. [ продолжение следует ]
  12. Кстати, сегодня ровно 23 года с момента регистрации "компании имени меня". Да-да, это произошло 26 июня 1997 года
  13. Часть третья, всё ещё ранне-историческая: 1992-1995. Опечатка, ставшая брендом Весёлая история про опечатку, которая стала брендом. Изначально все наши антивирусные утилиты и продукты носили названия по маске "-*.EXE". Например: "-V.EXE" (антивирусный сканер), "-D.EXE" (резидентный монитор), "-U.EXE" (утилиты). "Минус" в начале названия файлов был приаттачен для того, чтобы в списке программ в окне файлового менеджера стоять в самом начале (этакий "алфавитный маркетинг"). При выпуске AVP 1.0 все приложения свои названия сохранили, однако продукт стал называться "Antiviral Toolkit Pro". Нигде – ни в документации, ни в сообщениях продукта, - вообще нигде не упоминалось никакой аббревиатуры названия (по идее она должна была быть "ATP"). На рубеже 1993 и 1994 годов Весселин Бончев, который помнил меня по семинарам Софтпанорамы тех времён (эта конференция упоминалась чуть выше), попросил копию продукта для тестов в Virus Test Center Гамбургского университета, где он тогда и работал. Пакуя очередную сборку в архив для отсылки, я по ошибке назвал его AVP.ZIP (вместо ATP.ZIP) – и отослал, ничего не заметив. Спустя некоторое время Весселин попросил разрешения поместить архив на FTP – я согласился. А ещё через некоторое время он сообщил, что, мол "твой АВП пользуется большим успехом". Я спросил: - Какой такой "АВП"? - Как это какой? Который ты мне прислал в архиве AVP.ZIP. - Переименуй немедленно, это ошибка! - Поздно, он уже ушёл в народ как АВП. Выкрутились просто – вместо "Antiviral" начиная с очередной сборки он стал "AntiViral", а большинство файлов в сборке было переименовано с "-V…" в "AVP…". Вот так и родился антивирусный бренд середины-конца 90-х. Кстати, аббревиатуру "AVP" до сих пор можно встретить в названиях некоторых модулей наших продуктов Первые поездки – Германия, Цебит и халтурка в Англии. В 1992-м произошла моя самая первая заграничная поездка. В России - самое шоковое время, а меня везут в Западную Германию на выставку Цебит. Подробнее и с картинками рассказывал недавно. Вторая поездка состоялась в июне-июле того же года в Англию. Известная на тот момент антивирусная компания Sophos предложила сотрудничество, от которого мы не отказались. Результатом этой поездки также была статья в журнале Virus Bulletin "Russians are coming"– первая зарубежная публикация о… компании ещё не было – значит, о первом российском антивирусе, с которым познакомилась английская профессиональная "тусовка". Кстати, в статье упомянуты "18 программистов". Наверное, всего в то время на разных проектах в КАМИ действительно было примерно такое количество компьютерно-транспьютерных технарей. Нас же на антивирусном проекте было всего трое. Так мне повезло покататься по Европе аж в 1992 году. Первые впечатления от Запада (из нищей России того времени), первый опыт "живого общения" с носителями английского языка. Внимательный читатель, наверное, уже заметил, что практически ничего не говорится о коммерческом успехе проекта. Увы – так оно на самом деле и было. Софта в России тогда продавалось много, но вот покупалось очень мало и крайне редко. Рынка программного обеспечения практически не существовало. Были робкие попытки продавать AVP через партнёрскую сеть КАМИ (некоторые наши партнёры до сих пор хвастаются тем, что работают с нами аж с 1993 года!), но основным источником моего существования была халтура. Да-да, именно халтура. Набивание антивирусной базы данных для продуктов той самой упомянутой выше английской компании. Они присылали мне новые образцы отловленных вирусов, я их анализировал, делал запись для их антивируса и отсылал обратно. Как сейчас помню - по 5 баксов за запись (плюс размноженные экземпляры вируса). При этом я не забывал заносить аналогичную запись в базы AVP, делать описание очередного вируса и складировать его в нашей коллекции. Так я и пахал "на два фронта" аж до декабря 1996-го. Так мне повезло покататься по Европе аж в 1992 году. Первые впечатления от Запада (из нищей России того времени), первый опыт "живого общения" с носителями английского языка. Внимательный читатель, наверное, уже заметил, что практически ничего не говорится о коммерческом успехе проекта. Увы – так оно на самом деле и было. Софта в России тогда продавалось много, но вот покупалось очень мало и крайне редко. Рынка программного обеспечения практически не существовало. Были робкие попытки продавать AVP через партнёрскую сеть КАМИ (некоторые наши партнёры до сих пор хвастаются тем, что работают с нами аж с 1993 года!), но основным источником моего существования была халтура. Да-да, именно халтура. Набивание антивирусной базы данных для продуктов той самой упомянутой выше английской компании. Они присылали мне новые образцы отловленных вирусов, я их анализировал, делал запись для их антивируса и отсылал обратно. Как сейчас помню - по 5 баксов за запись (плюс размноженные экземпляры вируса). При этом я не забывал заносить аналогичную запись в базы AVP, делать описание очередного вируса и складировать его в нашей коллекции. Так я и пахал "на два фронта" аж до декабря 1996-го. Первая коробка Как напоминает мне склероз, дело было зимой, вроде как в декабре 1993, когда мы с Графом ездили за первой партией свеженапечатанных картонных коробок. Сами сделали дизайн, сами нашли исполнителя, сами заплатили, забирали товар просто на квартире у исполнителя Подробнее об истории коробок – здесь. Первая награда Первые известные мне тесты антивирусных программ на больших коллекциях вирусов состоялись весной-летом 1994-го, и мы, по счастливой случайности, в них также попали. Тестировалось 32 известных на тот момент продукта, их "гоняли" на примерно 16000 заражённых файлах. Каково же было наше изумление, когда мы показали в этих тестах самый высокий результат! Отчёт об этих тестах был опубликован 19 июля 1994. Вот так выглядел окончательный результат тестирования: Я смеялся на радостях, увидев письмо с результатами. С этого момента Граф (Алексей Де-Мондерик) перестал хихикать над моими амбициями по поводу "лучшего в мире антивируса" Роль тестирования и побед в тестах сложно переоценить – если первые зарубежные партнёры начали изредка появляться в начале 1994-го, то после публикации результатов тестов они стали проявлять к нам гораздо больше внимания, и в декабре 1994-го их было уже... аж целых восемь! Чёрт побери! Я тогда занимался договорами и обсуждением коммерческих условий. Вот потому первые заключённые контракты были немного "физико-математическими" - давалось мне это дело с трудом. Я был несказанно рад, когда партнёрскими соглашениями занялась моя (на тот момент) жена - Наталья, и я спихнул на неё всю эту бухгалтерию. Наталья стала четвёртым постоянным членом нашей команды. Устав от пятилетнего сидения дома с детьми, она устроилась в КАМИ в отдел розницы. Нам уже давно было понятно, что для дальнейшего развития необходимы денежные ресурсы, а для генерации этих самых ресурсов нам нужен продавец, и эта должность и была предложена Наталье. Надо понимать, что в 1994-м российского рынка софта всё ещё не было, и зарплаты на эти позиции были минимальными. Софт – это было мелковатое занятие. "Серьёзные пацаны" этим, конечно же, не занимались, а о полноценном выходе на зарубежные рынки никто тогда всерьёз и не мечтал. Вот потому надежд на сильного, опытного менеджера по продажам просто не было – и попробовать свои силы (за скромное вознаграждение) согласилась Наталья. Поучаствовать, так сказать, в семейном бизнесе. // и на корпоративных вечеринках пела под гитару на мотив «а я бедный сиротинка…» - «ах купите антивирус, поддержите семью…» Ей приходилось очень сложно. Если нас, программистов, учили, как надо правильно кнопки нажимать на разных языках программирования, то бизнес-школ в то время в России практически не существовало, и Наталье (да и всем нам) приходилось учиться самостоятельно, часто на собственных ошибках и неудачах. Особенно тяжело было работать с зарубежной партнёрской сетью, поскольку далеко не все наши партнёры того времени вели себя честно. Многие, как бы это сказать… ну да – воровали. Один из наших партнёров, глядя на контракт, честно признался – что у нас нет никаких рычагов управления и контроля за партнёрами, и что нас будут обманывать. На что мы прямо ответили – что знаем, но другого шанса выйти на мировой рынок у нас просто нет. Пусть воруют, но хоть как-то продвигают продукт. Вот так и началось создание нашей "внешней" партнёрской сети. Только не надо думать, что это мы её тогда создавали целенаправленно – нет, для этого не было ни опыта, ни достаточных знаний. Партнёры сами выходили на нас и предлагали нам сотрудничество, так что процесс был достаточно хаотичный. Но уже в начале 1995-го Наталья, подучив английский (которым за год до этого владела… на уровне выпускницы московского технического ВУЗа советских времён) начала активно общаться с нашими партнёрами, ездить "по городам и весям" - настраивать наш международный бизнес. Ну, и понеслось...
  14. - а сразу и продолжу! Часть вторая, ранне-историческая: 1991-1992гг. После нескольких недель безделья (кстати, интересно, а на какие деньги мы тогда с семьёй жили?... - совершенно не помню). Так вот, "отдыхать" долго не получилось. Я понял, что без работы больше не могу и устроил "тендер" между тремя частными организациями, куда мне предлагали устроиться. "Соревнование" проходило между кооперативом «Алиса» (который тогда делал робкие попытки распространения софта), ещё одним по сути кооперативом, но с громким названием «Научно-Технический Центр КАМИ» и третьим претендентом, чьё имя кануло в Лету. История КАМИ заслуживает отдельного исследования, так что я ограничусь лишь коротким замечанием, что это была достаточно большая и очень неоднородная импортно-экспортно-всяческая компания с компьютерным подразделением, которое впоследствии отделилось от «мамы» и стало независимым. Руководил компьютерной частью КАМИ Алексей Борисович Ремизов, который поверил в меня и всячески помогал на протяжении многих лет. Так вот, если в двух кооперативах мне сказали: «Ну, заезжай через недельку, обсудим», то Ремизов предложил приехать завтра - и назавтра же мне показали рабочий стол, компьютер, дали какую-то зарплату (помнится, что 100 долларов тогда считалось приличной зарплатой), назвали всё это «Антивирусным отделом» (или типа того) и дали двух подчинённых. Первое рабочее задание было – уволить их обоих… Мда… Ну, что поделать, справился. Без истерик и конфликтов. Немного о реалиях того времени (напоминаю – на дворе 1991 г.). «Компьютерное» подразделение КАМИ представляло из себя пару десятков человек. Но на компьютерную технику денег физически не было, поэтому первоначальный капитал зарабатывался на поставках индийской обуви, какого-то шоколадного печенья, на производстве автосигнализаций и системах шифрования ТВ-сигнала (платное ТВ). Единственными IT-проектами были мой антивирусный отдел и впоследствии транспьютерное направление, вроде как ставшее самым удачным для НТЦ КАМИ в самом начале 90-х. Что ещё запомнилось из того времени? Не так много, поскольку я впахивал по 12-14 часов в день и особо на внешние раздражители (включая большинство политических) не реагировал. Офис арендовали в детском саду в Строгино, потом были ещё помещения в Политехническом музее, потом в МГУ, потом в НИИ на Нижегородской и в РадиоФизике – по этому поводу шутили, что в своём развитии у компании были все этапы, кроме средней школы. Наш самый первый «офис» в Строгино: Ещё запомнился мой первый автомобиль – старый «Запорожец», доставшийся мне за 50 рублей (оплатил доверенность, машина досталась бесплатно). Также помню про принципиальный спор на один доллар США между Ремизовым и его замом, который считал, что у меня ничего не получится и что антивирусный проект надо закрывать. Что-то мне подсказывает, что Ремизов оказался прав. Очередная версия –V, скомпилированная и выпущенная (тестирования никакого не было!) 19 августа 1991 – и в метро, к Белому Дому на баррикады. Вот в целом и всё. Нет, не всё. В октябре 1991-го в КАМИ «прописался», а в ноябре (12.11.1991) на должность «специалиста по широкому кругу компьютерных вопросов» и заодно моим «подельником» был официально принят Алексей «Граф» Де-Мондерик, который поругался с начальством и уволился из своего «ящика» (так тогда называли закрытые предприятия в СССР, адресов у них не было – только идентификаторы «почтовый ящик номер такой-то», вот и окрестили их всех «ящиками»). С Алексеем мы были знакомы ещё со времён физико-математической школы (ФМШ) им. Колмогорова, она же Интернат N18, ныне – СУНЦ МГУ. Вот, например, мы красавчики, с Графом на выпускном вечере: А весной (кажется, в апреле) 1992-го к нам примкнул Вадим Богданов, с которым меня познакомил один наш общий знакомый, также занимавшийся проблемами компьютерных вирусов. У Вадима тогда был свой антивирусный проект Anti-Ape, но мы договорились работать в одной команде. Вад поддерживал свой «Анти-Обезьян» ещё некоторое время, а потом забросил за ненадобностью. Вот так оно и начиналось. Я долбал вирусы, как проклятый, Граф занимался «юзер-мордными» делами (к чему у него огромный талант), а Вадим, джедай ассемблера, взял на себя утилиты и резидентный «поведенческий блокиратор». И с этого момента вместо «я» и «у меня» уже надо говорить «мы» и «у нас». Примерно в то же время (январь-февраль 1992-го) состоялась историческая (без лишней скромности) беседа между мной и Графом. Ожидая трамвай на трамвайной остановке на пересечении Волоколамского шоссе и улицы Панфилова, Граф задал мне вопрос о цели проекта, его смысле и миссии. На что я ответил просто, что цель – лучший в мире антивирус. Граф, негодяй, не скрывал своего скепсиса по данному поводу и хихикал надо мной Ну да ладно, дружно потрудившись вчетвером (некоторое время у нас был ещё один программист), свет увидела принципиально новая версия антивирусной программы – Antiviral Toolkit Pro. Это была самая первая версия того самого продукта, который позже стал основой бизнеса компании. До этого выпускавшиеся утилиты можно считать прототипами версии «0». Анонс новой версии Antiviral Toolkit Pro в Fido-конференции SU.VIRUS: AVP 1.0 был антивирусом исключительно инновационным. Помимо «развесистого» интерфейса и хелп-системы с демонстрацией вирусных эффектов (существовала только в MS-DOS-версиях), «пуленепробиваемого» резидентного монитора для отлова вирусов «на лету», мы впервые в мире реализовали систему внешних антивирусных баз, которые можно было обновлять без переустановки всего продукта. До этого базы были зашиты в «тело» исполняемого файла-антивируса. Более того – в антивирусных базах помимо статических сигнатур находились микро-процедуры детектирования вирусов и долечивания зараженных объектов, что делало продукт максимально гибким и настраиваемым на практически любые новые типы угроз. Кстати: за очень похожую технологию Алан Соломон, автор Dr.Solomon Anti-Virus, в 1993 году получил "Queen's Award for Technological Achievement"- довольно престижную премию. Распространялись обновления в то время через сеть FidoNet, ведь Интернета в обычном современном понимании тогда просто не было! Более того, в продукт был встроен редактор антивирусных баз, что давало возможность экспертам по безопасности самостоятельно добавлять антивирусные записи. К сожалению, данная «фича» осталась почти незамеченной – практически никто нам так и не помогал «стругать» апдейты. И последнее, в продукте впервые в антивирусной индустрии для детектирования полиморфных вирусов использовалась технология эмуляции машинного кода. На многие из перечисленных выше технологий другими компаниями (особенно в США) были получены десятки патентов. Мы, к сожалению, тогда просто не могли себе этого позволить – не было не только понимания необходимости патентования всех новых идей (для защиты бизнеса от патентных исков), но и самого главного: ресурсов и опыта подачи патентных заявок. [ to be continued ]
  15. Поскольку в этом сезоне "параллелить и мередианить" в разные стороны по делам важным придётся не раньше осени, да и в весьма ограниченном формате, то, наверное, есть смысл продолжить историко-ностальгическую тему и выложить сюда все остальные воспоминания о старом-давнем, как всё начиналось, жило-поживало (и выживало), что интересного и забавного в те стародавние времена происходило. Начну аж с конца 80-х годов, когда компании имени меня ещё и в проекте не было. Часть первая, доисторическая: 1989-1991 Начало профессионального пути мною традиционно отсчитывается от события, которое произошло в октябре 1989 года. На компьютере итальянской сборки Olivetti M24 (Super CGA, 20M HDD) [старшего?] лейтенанта Вооружённых Сил СССР Е.Касперского был обнаружен вирус Каскад (Cascade.1704), коий был немедленно вычищен из исполняемых файлов, в которые он (вирус) умудрился пробраться. Поскольку своего антивируса у меня тогда само собой ещё не было, вирус был обнаружен и полечен российским советским(!) антивирусом Анти-Кот (подробнее эта история была рассказана здесь). Но прежде чем пролечить свой любимый и единственный компьютер, я ради любопытства сделал копию одного заражённого файла, чтобы потом при случае покопаться в коде вируса и понять как он работает. Тогда же я написал и свою первую "лечилку". Получилось, понравилось, вот так всё и закрутилось. История несправедливо умалчивает, что второй вирус разобрал на части уже не я (поскольку был в командировке), а мой тогдашний коллега - Александр Ивахин. После этого я начал добавлять вирусные сигнатуры в антивирусную утилиту ("продуктом" это назвать язык не поворачивается) на регулярной основе. Вирусы появлялись всё чаще (аж по нескольку штук в месяц), я их потрошил, описывал, классифицировал и заносил в программу-лечилку. Больше вирусов -> грызли они компьютеры нещадно, и надо было как-то от них защищаться. Одновременно с этим в СССР (напоминаю, это всё еще про 1989-90-е годы) происходили известные всем процессы: гласность, демократизация, кооперативы, видеомагнитофоны, и появлялись первые персональные компьютеры. По стечению обстоятельств, во главе одного из первых «компьютерных кооперативов» был один мой старший коллега, он и пригласил меня лечить "кооперативные" компьютеры. Первый мой гонорар составлял аж целую коробку 5-дюймовых дискет, поскольку деньги за "лечение" я тогда брать был ещё морально не готов. Однако уже во второй половине 1990-го (или начале 1991) сложились аж два мега-контракта, на которых я тогда заработал вполне приличные по тем временам деньги. Первый контракт – предустановка антивируса на компьютеры, которые поставлял в СССР из Болгарии один киевский кооператив (уж очень их достали вирусы, портящие информацию на дисках; вирусы, кстати, тоже были болгарские). Второй контракт – лицензирование антивирусных технологий в некую мега-систему уровня сложности современного MS Office, которую разрабатывала одна из компьютерных компаний тех лет. Изначально было очевидно, что создать подобную сложнейшую систему под операционку того времени MS-DOS – технически невозможно, но объяснять их заблуждения «большим боссам» и отказываться от денег мы не стали. На какие мелочи были потрачены первые антивирусные заработки я уже не помню – запомнились только две серьёзные покупки. Первая – видеомагнитофон. Покупка абсолютно бесполезная, - видеоманом ни я, ни остальная семья не стали (кстати, хорошие магнитофоны тогда были по цене средней подержанности "Жигулей", т.е. очень дорого). Вторая же покупка была гораздо более полезной – несколько тонн бумаги на издание моей первой книжки о компьютерных вирусах. Кстати, сразу после этого случилась одна из денежных реформ (Павловская реформа 1991), и я очень удачно оказался при печатной бумаге и без наличных денежных знаков. Повезло. Книжка вышла весной 1991 года, естественно, что практически никак не продавалась, долго пылилась по разным складам и куда-то вся ушла. Во всей компании остался всего один(!) экземпляр этого издания, так что если где-то у кого-то случайно сохранились эти книжки – дайте знать. Кстати, в процессе подготовки книги самое активное участие приняла Наталья Касперская, которая тогда сидела дома с двумя маленькими детьми. Возможно, что многократное вычитывание технических описаний вирусных технологий в дальнейшем подогрело её интерес к антивирусному проекту. Кстати, на этой фотке обложка второго издания. Первое (то самое в единственном экземпляре) лежит в офисе в сейфе, но поскольку мы относимся к карантину и самоизоляции ответственно, то показать эту книгу вам сейчас я не смогу Помимо книжной деятельности, начались первые публикации в прессе (1990, журнал "Интеркомпьютер") и первые публичные выступления на семинарах клуба "Софтпанорама", который также рассылал бесплатный и shareware софт на дискетах по подписке. На этих дискетах Софтпанорамы ранние версии антивируса "-V by ‘doctor’ E.Kasperski" (позднее "Kaspersky") и увидели свет (до этого момента пользователями антивирусного поделия были только друзья и знакомые). Практически все антивирусные… нет, не "продукты", а, скорее, "утилиты", поскольку разработки тех лет были очень далеки от современного понимания термина "программный продукт". Так вот, "антивирусные утилиты" того времени представляли собой либо "лечилки" из командной строки (типа "DOCTOR /cure C:"), либо "резидентные сторожа" - далёкие "предки" современных технологий HIPS. Основным отличием моих "утилит" было: во-первых, был реализован настоящий юзерский интерфейс (в псевдографическом режиме MS-DOS) и аж с поддержкой мыши(!), чтобы бегать по менюшкам, а во-вторых, в набор также входил "резидентный сторож" и утилиты анализа системной памяти – для поиска новых неизвестных резидентных MS-DOS-вирусов (никаких Windows тогда ещё и на горизонте не было). Самой древней сохранившейся версией этого антивируса является "-V34" от 12 сентября 1990 г. Номер "34" – по числу обнаруживаемых вирусов (да! новые вирусы тогда появлялись реже одной штуки в неделю!). Если у кого-то есть более ранние версии – пожалуйста, дайте знать (даже если есть более поздние, кроме –V). Антивирусного рынка как такового тогда тоже не было, если не называть рынком антивирус Дмитрия Лозинского AIDSTEST по три рубля за копию на свою дискету или практически безрезультатные попытки организации продаж через различные компьютерные кооперативы или совместные предприятия. Вот так, на рубеже 1990-91-х годов я оказался действующим старшим лейтенантом ВС СССР, одновременно занимавшимся периодической публичной и коммерческой деятельностью в свободное от службы время. Надо было делать выбор – начальство обещало палки в колёса не ставить, но одновременно гарантировало протекцию моим "хобби" в случае решения остаться в армейских рядах. После примерно полугода раздумий я решил уйти на "вольные хлеба" в качестве антивирусного аналитика, хотя о такой профессии ещё никто не слыхивал. Семья была в шоке (пардон, к революционным беспорядкам в стране дело шло), коллеги по службе смеялись (увольнение было по "несоответствию занимаемой должности" - "в какую сторону несоответствие?" задавали вопросы они), одновременно шёл массовый исход из комсомола и КПСС, а на кухнях обсуждался вопрос "куда подевался сахар?". "Интереснейшее" было время, скажу я вам! [Продолжение следует]
×
×
  • Создать...