Перейти к содержимому


Фотография

История Лаборатории Касперского: Касперский


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 4

#1 OFF   IStogov

IStogov

    Опытный

  • Основатели
  • PipPipPip
  • Cообщений: 436

Отправлено 10 Октябрь 2006 - 09:53

Евгений Касперский…автор и первый разработчик антивируса своего имени, человек-брэнд… да все это о нем. Сегодня его должность официально звучит солидно — Директор департамента инновационных технологий. Но я бы сказал, что директор он только по должности, по призванию он душа Лаборатории . Душа и вечный двигатель.

Вот как говорит о Касперском его бывшая жена, генеральный директор Лаборатории Касперского Наталья Касперская: – Женя – абсолютный трудоголик. Он не может не работать. Женя вообще максималист. Мы недавно отдыхали вместе в Австрии, катались на горных лыжах. Он вставал в девять часов утра. И пропадал на склонах до закрытия подъемников. Вечером мы шли в ресторан. Женя крепко «принимал на грудь» пива. И, на мой взгляд, утром уже не мог встать не то что на лыжи – просто встать... Однако каждое утро он поднимался ровно в девять утра и катался до самого позднего вечера. Я, к примеру, сломалась на третий день. Раньше двенадцати меня уже трудно было поднять. Но Женя…И он во всем такой максималист.

Попробуем проследить как компания Лаборатория Касперского стала частью жизни Евгения Касперского и как он стал душой этого предприятия.



Служба в армии – доантивирусная эпоха
Путь Касперского в ИТ-индустрию был похож на путь сотен других энергичных и талантливых людей, вынужденных искать применение своим силам в конце 80-х годов. В те годы Евгений в чине старшего лейтенанта, окончив Институт криптографии, служил в Советской Армии, работал в одном очень закрытом институте Генерального Штаба ВС СССР. Касперский вспоминает, что на выбор профессии повлияли два фактора: хотелось воспитать в себе дисциплину и очень хорошее впечатление произвели преподаватели института — умные и интеллигентные люди, которые приходили приглашать учеников математической школы поступать именно в их учебное заведение.

Денежного довольствия офицера на содержание семьи и двоих детей в общем-то хватало, но "без излишеств". Набиравшее силу кооперативное движение открывало новые возможности для того, чтобы улучшить свое материальное положение, а ситуация в магазинах подталкивала к активным действиям. С полок сметались все товары и без того скудного социалистического ассортимента. Кругом очереди, дефицит, по талонам продавали сахар, сигареты и водку.
Неудивительно, что в таких условиях Евгений старался найти дополнительный заработок. Но все попытки проявить себя на кооперативном поприще ни к чему не привели. "Я быстро понял, что я не бизнесмен, и торговля — не мое призвание, — рассказывает Касперский. — У меня была возможность подзаработать в одном кооперативе, который торговал компьютерами, но ни одной "персоналки" я так и не продал".

Первый вирус. Хобби или дело всей жизни
Тем временем военная карьера Евгения Касперского шла своим чередом, служба в армии давала хоть и небольшой, но стабильный доход. Как-то раз в 1989 г. на его компьютере "завелся" вирус. Евгению не составило труда проанализировать код этой вредоносной программы, разобраться, как она работает и что делает. После этого он быстро написал другую программу, которая восстановила работоспособность компьютера. "Тогда я не мог предположить, что создание антивирусного ПО станет делом всей моей жизни, — вспоминает Евгений. — Я не собирался этим заниматься, более того, у меня и в мыслях не было строить компанию — ни большую, ни маленькую. Хотелось "правильно" приложить свои знания, умение и энергию".

Но вслед за первым вирусом появился второй, потом третий, четвертый... Компьютеры приходилось "лечить". Со временем коллекционирование вирусов и разработка алгоритмов противодействия вредоносному коду превратились в хобби.
Несмотря на определенные успехи в этой области, Евгений не считал, что его интерес к "вредным программам" сможет приносить дополнительный заработок, а тем более стать серьезным бизнесом. В это время к нему уже стали обращаться за помощью. И одним из первых клиентов был тот самый кооператив, где он не продал ни одного компьютера. "Заказов было немного, денег — сущие копейки, но это все-таки помогало семье существовать", — вспоминает Касперский. Еще два-три малозначимых контракта на стороне тоже практически ничего не дали и ни на что не повлияли. Затем появился более солидный клиент. Одна фирма решила разработать огромную по тем временам полнофункциональную офисную систему — что-то вроде Microsoft Office. В состав этого пакета должно было входить много модулей, в том числе система защиты информации, ПО для шифрования и антивирусная программа.

Идея была красивая, но уж больно "неподъемная" с технической точки зрения. Реализовать такой продукт на технике того поколения было сложно. К тому же у руководителей данной затеи не было никакого опыта в управлении большими проектами и коллективами программистов. Евгений понимал, что проект почти наверняка обречен на неудачу, но от работы не отказался — ведь можно было и опыт приобрести, и денег заработать. Его ожидания оправдались, по части опыта и денег — тоже. Впервые разработка антивирусной программы принесла ощутимый доход. "Заработанных денег было достаточно, чтобы купить автомобиль или видеомагнитофон, — рассказывает Евгений. — Тогда они были в одной цене. Я немного помучался, решая эту дилемму, и остановил свой выбор на видеомагнитофоне. Почему, уже не помню".

Вскоре удалось заключить еще один выгодный контракт, как считает Касперский — совершенно случайно. Некая компания поставила в страну партию ПК, и на каждую машину надо было установить антивирусную защиту. "Не берусь судить, насколько моя программа улучшила качество товара в глазах потребителей, но продавались компьютеры неплохо, — вспоминает Касперский. — И заработок был приличный. Я на эти деньги издал свою первую книгу, она вышла в 1990 г. и называлась "Компьютерные вирусы в MS-DOS"". И по сей день издание книги Евгений считает своим самым удачным вложением денег.

В 1990 г., еще до заключения двух контрактов, о которых было сказано выше, антивирусная программа Касперского приобрела вполне презентабельный вид. Евгений разработал интерфейс пользователя, простой и наглядный. Управлять работой программы можно было при помощи мыши. Надо сказать, что в те годы программы других авторов, признанные рынком, запускались из командной строки, так что интерфейс, который появился в программе Касперского, хоть и работал в алфавитно-цифровом режиме, стал большим шагом вперед. Ведь операционная система Windows только появлялась, а на большинстве ПК была установлена MS-DOS. Возможно, наличие интерфейса и произвело впечатление на заказчиков.

Признание. Прощай армия.
Антивирусная деятельность Евгения Касперского становилась все активнее. В том же 1990 г. он начал выступать на конференциях, где собирались разработчики ПО, и публиковать статьи в журнале "Интеркомпьютер". "Я становился публичной персоной, но это вошло в противоречие с тем, что я хожу в погонах, — рассказывает Евгений. — Любое выступление, любая публикация должны были согласовываться с начальством". Командиры были вполне лояльны, шли навстречу и поддерживали исследования старшего лейтенанта. Но даже при таком режиме "максимального благоприятствования" на работу с вирусами оставалось совсем немного времени. От основных обязанностей Касперского никто не освобождал, и приходилось заниматься любимым делом по вечерам и по выходным. Долго так не могло продолжаться. Встал вопрос: либо прекращать антивирусную деятельность и остаться в рядах армии, либо заняться тем, что больше всего нравится. А то, что разработка антивирусных программ — действительно его призвание, Евгений уже ясно понимал. И принял мужественное решение — уйти из армии.

Время тогда было неспокойное и непонятное, никто не знал, что произойдет в стране через полгода-год, а армия худо-бедно гарантировала хоть какую-то социальную защищенность. "Меня отговаривали все кроме Натальи, — говорит Касперский. — Но я твердо решил уйти". К слову, китель старшего лейтенанта Евгения Касперского и по сей день висит в офисе компании на почетном месте. Надо сказать, что покинуть ряды армии молодому офицеру было очень сложно. Процедура увольнения заняла примерно год. Евгений сделал все возможное, чтобы расстаться с Вооруженными Силами без конфликтов. Как было записано в приказе об увольнении, он покинул ряды армии по служебному несоответствию. Сослуживцы откровенно смеялись и спрашивали: "По служебному несоответствию в какую сторону?". Ведь на тот момент, а увольнение в запас произошло весной 1991 г., Евгений считался в своем институте главным "компьютерщиком". По всем вопросам, которые касались программных продуктов, обращались к нему. "Сняв погоны", Касперский решил устроить себе небольшой отпуск, но больше двух недель высидеть дома не смог. Поиск нового места не занял много времени, на примете было несколько компаний. Евгений устроил тендер между тремя компьютерными фирмами и 19 мая 1991 г. вышел на работу в "Ками". До этого момента компания не занималась разработкой или продажей антивирусных продуктов, даже отдела такого не было. Но специально для Касперского, который уже приобрел имя и завоевал определенный авторитет в компьютерном мире, антивирусное подразделение создали. На первых порах он был единственным его сотрудником.

Работа в Ками
Договориться с руководством "Ками", как вспоминает Евгений, было несложно. Компания только становилась на ноги, ее штат насчитывал чуть более 10 человек. Сферу деятельности они для себя уже определили — ИТ-бизнес. Как показала жизнь, выбор оказался удачным. Для Касперского тоже
все складывалось довольно благополучно — ему дали компьютер и предоставили полную свободу действий. Решающую роль сыграло то обстоятельство, что президент "Ками" Алексей Ремизов хорошо знал Касперского. В свое время Ремизов преподавал в Высшей школе КГБ и читал Евгению один из спецкурсов. Он помнил толкового слушателя и, принимая на работу в "Ками", был уверен в своем подопечном.

Работа в "Ками" стала новым и очень важным этапом в жизни Касперского и во многом определила судьбу его будущей компании. В антивирусном отделе он наконец-то смог в полную силу заняться любимым делом. Хобби превратилось в работу, и Евгений уделял ей практически все свое время. "Для меня наступил очень тяжелый период, — рассказывает он. — Тяжелый в физическом смысле. Благодаря тому что появилась возможность общаться с другими специалистами, я получил доступ к большому количеству компьютерных вирусов. Работать приходилось по 12 часов в сутки". В таком жестком режиме, практически без отпусков, прошло несколько лет — с 1991-го по 1995 г. Выходных также было немного — он позволял себе отдохнуть не более двух дней в месяц. Единственная смена обстановки — сентябрьские поездки на конференции разработчиков в Абрау-Дюрсо.

Постепенно, с трудом, стал формироваться коллектив. В 1992 г. в антивирусном отделе работали уже три специалиста, включая Касперского. Евгений смог полностью сосредоточиться на изучении новых вирусов и разработке алгоритмов для лечения зараженных программ. Его коллеги занимались созданием собственно антивирусного продукта и некоторых утилит. "Ками" по мере возможностей финансировала антивирусные исследования, но, похоже, руководители компании не ждали скорой отдачи. Впрочем, какие-то дивиденды они все-таки получали. Антивирусный отдел выгодно отличался от других подразделений компании. Во-первых, его руководитель Евгений Касперский уже тогда, в начале 90-х годов, был известным человеком. Во-вторых, разработка ПО, а тем более антивирусных пакетов, считалась уделом только высококвалифицированных коллективов, и это повышало авторитет "Ками". В-третьих, продукцию антивирусного отдела можно было использовать при реализации проектов, которые вела "Ками". Наконец, о существовании этого подразделения не без гордости рассказывали высоким гостям и клиентам.

Как вспоминает Касперский, конец 80-х — начало 90-х годов было "периодом выползания из-под плинтуса". Завоевать место под солнцем было непросто. В начале 90-х годов казалось, что рынок антивирусных систем уже поделен. Программа Касперского была далеко не первой и не очень известной. Большой популярностью в те годы пользовались зарубежные продукты, такие, как McAfee и Doctor Solomon. Чуть позже, в 1992 г., появился Norton Antivirus. Российские разработчики тоже не сидели сложа руки — на рынке было представлено около десятка отечественных программ. Самая известная и массовая — Aidstest Дмитрия Лозинского, ее доля на рынке превышала 90%. Евгений со своим антивирусом попадал в число явных аутсайдеров. Но причину отставания он хорошо знал: конкуренты работали в открытых НИИ, куда вирусы попадали гораздо раньше, чем в его закрытый "ящик". Да и всерьез заняться разработкой программ он смог лишь в 1991 г., когда устроился на работу в "Ками".

Но трудности не пугали Касперского, он упорно работал и двигался к своей цели. А цель была весьма амбициозной. Евгений вспоминает такой эпизод. Однажды, в феврале 1992 г., он поздним вечером, после работы, стоял на трамвайной остановке со своим коллегой. И тот спросил: "Ради чего ты все это делаешь, так много работаешь? Чего ты хочешь добиться?". Касперский ответил, что хочет создать лучшую в мире антивирусную программу.
После этого разговора прошло совсем немного времени, и мечта Евгения стала приобретать реальные очертания. Первое международное признание программа получила в 1994 г. По результатам тестирования, которое проводил университет Гамбурга, продукт Касперского занял первое место, обнаружив больше всего вирусов из коллекции университета. Но как в Гамбурге узнали о том, что Касперский разрабатывает антивирусные решения? Оказалось, что о перспективном программисте вспомнил Веселии Бончев, болгарин по происхождению, работавший в Гамбургском университете. Он познакомился с Касперским в 1990 г. в Киеве, где проходили всесоюзные семинары по системному программированию, на которые приезжали и разработчики антивирусов.

Получив приглашение от университета, Евгений с радостью на него откликнулся. И тут произошел один казус. "Как раз в это время мы выпустили очередную версию программы, которая называлась AntiViral Toolkit Pro by Eugene Kaspersky, — вспоминает он. — И мы предполагали, что она будет сокращенно называться АТР. Но ни в документации, ни в самой программе эта аббревиатура не использовалась. И когда я архивировал файлы для отправки в Гамбург, то сделал опечатку — вместо АТР назвал архив AVP.zip. Под этим именем программа и ушла в Гамбург". Через некоторое время из-за границы стали приходить отзывы пользователей. Кто-то писал, что программа AVP очень хороша, кто-то подмечал недостатки и предлагал их устранить. Касперский поначалу не понимал, о какой программе идет речь, ведь его продукт называется АТР, а когда разобрался — написал в Гамбург с просьбой срочно переименовать AVP в АТР. "Поздно, — ответили ему. — Программа давно лежит на FTP-сервере университета и во всех документах и на сайтах фигурирует под этим названием". Вот так в результате опечатки появилась торговая марка, ставшая впоследствии весьма популярной.

Итак, первая цель была достигнута: создано признанное лучшим антивирусное ядро, или "движок" на сленге программистов.
До 1994 г. положение антивирусного отдела "Ками" было сложным. Антивирусные продукты почти не продавались, так как большинство пользователей AVP были нелегальными. "Нужно было искать дополнительные источники заработка, — вспоминает Евгений. — И это вынуждало меня "халтурить" на одну антивирусную компанию. Для нее мы готовили базу данных по вирусам". Другим источником существования была помощь "Ками". "На тот момент наше подразделение не вышло на самоокупаемость, — говорит Касперский. — Часть денег удавалось заработать самим, часть получали от "Ками"".
После победы на конкурсе в жизни антивирусного отдела произошел перелом — появились первые дистрибьюторы. Причем зарубежные — из Италии и Швейцарии. Летом 1994 г. они разыскали Касперского и предложили заключить контракты. "Сегодня эти договора кажутся несерьезными, — говорит Евгений. — Так своеобразно они были составлены. Денег мы заработали не очень много, но это было началом нашего продвижения на зарубежные рынки и началом нашего будущего развития как международной компании". Надо сказать, что и до этого существовал канал сбыта: партнеры "Ками" в числе прочих продуктов продавали и антивирус Касперского. Но объем этих поставок был ничтожно мал.

В сентябре 1994 г. к антивирусному проекту присоединилась Наталья Касперская. До этого момента продажами ПО никто специально не занимался. Наталья уже успела приобрести небольшой опыт в коммерции — несколько месяцев она проработала в магазине "Ками". Там же она впервые начала продавать коробки с программой AntiViral Toolkit Pro by Eugene Kaspersky. Обычно в месяц покупали от трех до пяти коробок, иногда удавалось продать целых десять. Стоил это продукт 55 долл., по тем временам — немало. Но месячный оборот программы AntiViral Toolkit Pro не превышал 500 долл.
Работа в магазине показалась Касперской не очень интересной, и она, воспользовавшись приглашением Ремизова, перешла в антивирусный отдел на должность менеджера. Перед ней была поставлена задача — наладить сбыт продукции. "Вначале я не понимала, как нужно организовать этот процесс, почти все делала неправильно, — рассказывает Касперская. — Много внимания уделяла мелочам, вместо того чтобы сосредоточиться на главном — создании партнерской сети. Мы не имели представления о маркетинге, не знали, например, как правильно проводить рекламные кампании. Мы пытались что-то делать, но, как теперь вижу, делали неэффективно".

Несмотря на многочисленные проблемы, бизнес мало-помалу налаживался: совершенствовались продукты, появлялись партнеры, накапливался опыт работы, приходили новые сотрудники. Тем не менее до 1996 г. отдел находился на голодном пайке. Евгений и Наталья вспоминают, что в эти годы было много неудач, допущено немало ошибок. "Проблема состояла в том, что мы были первым поколением руководителей российских ИТ-компаний, — говорит Евгений. — Нас некому было учить. На Западе школа бизнеса и опыта управления не прерывалась, у всех нынешних капитанов зарубежной ИТ-индустрии были свои наставники. А мы шли методом проб и ошибок. То, что мы сегодня имеем, — это результат тяжелой работы, споров, ссор, это поиск пути в тумане, в темноте, да еще и по пояс в ледяной воде".

Настойчивость и целеустремленность команды Касперского вскоре были вознаграждены. В середине 90-х годов удалось подписать договора с компаниями F-Secure (Финляндия), G-Data (Германия) и Vintage Solutions (Япония) об использовании программного ядра "Антивируса Касперского" в их антивирусных продуктах. По словам Евгения, это была хорошая материальная подпитка для дальнейшего развития. Ведь для того, чтобы расти, нужны идеи и деньги. Идей Касперскому не занимать, а вот деньги не помешали бы. И они появились. Наталья и Евгений отмечают, что договор с компанией F-Secure имел огромное значение для дальнейшего развития бизнеса. F-Secure — довольно крупный антивирусный вендор, у такого есть чему поучиться. "В частности, мы побывали на их партнерской
конференции и многое узнали о том, как надо строить бизнес и взаимоотношения с международными партнерами, — рассказывает Наталья. — Посмотрели, как они тестируют продукты, как ведут продажи и разработку, и поставили это дело у себя на серьезную основу".

Не оставался без внимания и российский рынок. В 1996 г. удалось заключить договор с компанией "1С". "Для нас это был настоящий прорыв, — продолжает Касперская. — Борис Нуралиев долго сомневался в перспективности нашего сотрудничества, переговоры шли почти полгода. В конце концов мы смогли его убедить, и сегодня наши программы входят в тройку лидеров по объему продаж "1С" наряду с ПО Microsoft и их собственной продукцией". Второй важной вехой на пути укрепления позиций на рынке стало подписание дистрибьюторского соглашения с петербургской компанией "Поликом Про". В 1996 г. это нелегко было сделать — "Поликом Про" уже тогда считалась крупной фирмой, и Касперской потребовалось приложить много усилий, чтобы заинтересовать этого партнера. Дистрибьюторский контракт все-таки был подписан, что позволило завоевать значительную долю рынка в Северо-Западном регионе.
К сожалению, возникали и проблемы. Первый и очень серьезный промах был допущен при регистрации торговой марки. Марка AVP была зарегистрирована только в России, и это привело к тому, что за рубежом появились AVP-Austria, AVP-Brazil, AVP-Malaysia и т. д. Но самый печальный инцидент произошел в США. Там партнер открыл сайт www.avp.com и стал позиционировать себя как вендора. Однако претензии ему предъявить было невозможно, поскольку он указывал, правда мелким шрифтом и на последней странице сайта, что авторские права принадлежат Касперскому, и не нарушал условий договора. Чтобы расторгнуть договор, пришлось воспользоваться услугами американских юристов, а это очень дорогое удовольствие.

Своё дело: Лаборатория Касперского
В 1996 г. стало очевидно, что "Ками" переживает серьезный кризис. Это подтолкнуло Наталью Касперскую к активным действиям. "Я несколько раз предлагала создать свою компанию, однако Евгений меня не поддерживал", — рассказывает она. Но в конце концов ей удалось настоять на своем. "Весной 1997 г. компания "Лаборатория Касперского" появилась как самостоятельное лицо, — говорит Евгений. — Помню, я пытался вяло возражать". Наталья Касперская стала генеральным директором, а Евгений занялся разработкой продукта.

Развод с "Ками" прошел мирно. Начались дебаты по поводу того, какое имя выбрать новой компании. "Я понимала, что бренд — очень важная вещь, и хотела, чтобы в названии фирмы присутствовало слово "Касперский", — говорит Наталья. — Несколько раз меняли название". В конце концов новый российский вендор стал называться "Лаборатория Касперского". По мнению Натальи, это был правильный ход, ведь имя Касперского рынку было хорошо известно. В правильности этого решения руководители "Лаборатории" убедились несколько месяцев спустя, на выставке Softool. Почти все посетители, подходившие к стенду компании, говорили: "А, знаем, это антивирус".

Касперский не хотел давать компании своё имя. Вот как он сам говорит об этом:
- Когда в 1997 году мы с Натальей Касперской и еще несколькими единомышленниками решили основать фирму, у нас не было ни денег, ни продуманной стратегии, было только желание построить бизнес. Известно, как фирму назовешь, так она и будет работать. Наталья предложила назвать наше детище "Лаборатория Касперского", чтобы в титуле стояло имя, которое впоследствии могло бы стать маркой, как Форд или Зингер. Наши партнеры эту идею поддержали. Я был категорически против, но ничего лучшего предложить не смог - так мы компанию и зарегистрировали.

Стать брэндом
Для того, чтобы сделать брэнд явно недостаточно просто назвать компанию своим именем. Лаборатория Касперского отправилась в долгое и сложно плавание и впереди было множество опасностей.

Как же имя Касперского превратилось в брэнд? Вот как об этом говорит сам Касперский:

“Это происходило очень медленно, нам потребовались годы, чтобы завоевать хорошую репутацию сначала на российском, а потом и на мировом рынке. Просто мы всегда старались делать продукты намного лучше других. Это получалось далеко не всегда, но иногда удавалось, и чем дальше, тем чаще. Когда мы начали независимый бизнес, наши продукты занимали всего 5-10% российского рынка. Нас знали только специалисты, эксперты. Год за годом продукты и сервис компании завоевывали признание широких масс, причем в разных странах это было по-разному. В России нас изначально знали лучше, хорошо восприняли наш брэнд близкие к России государства - Прибалтика, Украина, Израиль, где 1/6 населения - это выходцы из нашей страны. Тяжело было пробиваться на рынок Англии из-за британского консерватизма и очень осторожного отношения к новым товарам - потребовалось почти пять лет упорной работы, чтобы брэнд "Касперский" начали узнавать на этом рынке. Во Франции и Германии было полегче, там люди более восприимчивы к новым технологиям и очень ценят качество товара. В США и Японии нас пока почти не знают как производителей готовых продуктов, хотя "Лаборатория Касперского" уже давно продает в этих странах свои технологии, применяемые в программах местных фирм.

Сначала никакой стратегии не было, думали только о том, чтобы выжить, пробовали разные пути выхода на новые рынки. Стандартная стратегия, которую применяют многие наши конкуренты, такова: в новой стране открывается офис фирмы, вкладывается $1 млн. в рекламную кампанию, на страницах каждого компьютерного издания появляются рекламные сообщения. Но часто это не срабатывает: проходит год, рекламный бюджет кончается, реклама в прессе исчезает - и все забывают, что это за продукт.
"Лаборатория Касперского" пошла другим путем - от экспертов к массовым пользователям. Сначала мы доказываем превосходство наших технологий людям, которые в них хорошо разбираются, - технологическим партнерам, встраивающим наши функциональные модули в свои продукты. Потом уже предлагаем готовый продукт другим категориям пользователей, начинаем работать с интернет-провайдерами. Через провайдеров компания выходит на малый и средний бизнес и на крупные корпорации, а со временем подключаются и домашние пользователи.
Инструменты продвижения используем стандартные: устраиваем пресс-конференции, PR-туры, акции, выставки и т. п. В некоторых случаях мы выходили на рынок сразу с готовым решением, продуктом - это оказалось гораздо тяжелее, чем начинать с лицензирования технологий. Не хватало не столько денег, сколько человеческих ресурсов - для того чтобы покорить весь мир, нужно много хороших людей. Сейчас мы уже проникли почти на все интересные нам рынки, и изобретать новые стратегии нет нужды.”

"Касперский" - это прежде всего антивирусная защита высочайшего уровня для миллионов пользователей во всем мире. Причем его свойства распространяются не только на наши готовые продукты, но и на лицензируемые нами технологии. "Лаборатория Касперского" - это пример российской технологической компании, которая сумела построить бизнес с нуля не только в России, но и за ее пределами. В основе брэнда лежит, во-первых, мое умение предвидеть ситуацию, потому что я иногда угадываю тенденции в вирусном мире, тенденции компьютерных угроз, и мы успеваем вовремя отреагировать на них - быстрее, чем остальные. Второе - это умение придумывать технологии, которые нам помогают ловить компьютерные вирусы лучше и быстрее. Третье - это умение собирать команду. И, наконец, просто везение.”


Чувствовать себя брэндом

Что чувствует человек-брэнд, каково это быть брэндом? На эти вопросы Касперский отвечает так:

“Сразу оговорюсь: не было такого дня, когда я вдруг проснулся знаменитым. Наши продукты завоевывали рынок постепенно, и так же постепенно росла моя известность. Когда в России меня узнают на улице, мне это неприятно - я не люблю публичности и хочу сохранить некую приватность. Поэтому, когда меня спрашивают: "Вы не Касперский?" - я говорю: "Какой Касперский?!" Приятно было, когда при поездке в Сербию пограничник посмотрел в мой паспорт и спросил: "Касперский-антивирус?"
Мы даже придумали официальную версию появления брэнда "Касперский": на самом деле никакого Касперского никогда не было. Основатели компании просто взяли красивое название, кто и откуда его почерпнул, никто не помнит. А потом, когда фирма неожиданно раскрутилась, журналисты стали спрашивать: что это за человек такой, покажите нам Касперского! И компания была вынуждена нанять актера, чтобы он играл роль Касперского, а со временем, поскольку бизнес разросся, - даже четырех актеров, каждый из которых играет роль в отведенное ему время в конкретной стране. Один из них дает это интервью, другой в отпуске, третий куда-то летит, четвертый откуда-то прибывает.
Если серьезно, быть брэндом не только не очень приятно, но и тяжело. Чем больше известность, тем больше от тебя требуют, тем больше приходится работать, ездить, а это очень утомительно. За последние три месяца я объездил десять стран. У меня бывают случаи, когда я просыпаюсь после таких поездок и говорю: сегодня на работу не пойду, крыша едет. Выходные у меня случаются примерно два раза в месяц, но дважды в году обязательно еду в отпуск: зимой катаюсь на лыжах где-нибудь в Европе, а летом обследую на машине какой-нибудь остров в Средиземном море и валяюсь на пляже. Привычки мои неизменны в течение многих лет. В быту я достаточно скромен, для меня главное, чтобы было чисто и аккуратно. Мне все равно, какая у меня машина и что на мне надето: вожу я ВАЗ-99,
костюма у меня нет, мобильный телефон достаточно старый. Бизнес-классом летаю, только если в самолете предстоит провести больше пяти часов, предпочитаю эконом. Это не имидж, а мой характер. Дорогие аксессуары нужны людям для самоидентификации, а меня она никогда не заботила.

Для человека самый большой риск - мания величия, переоценка своих возможностей. Это заболевание лечится только на ранних стадиях, а если человека не удалось от него избавить, это плохо и для него самого, и для компании. Меня один мой хороший знакомый поймал на второй фазе такого заболевания и смог вылечить. Теперь у меня иммунитет. Для компании, если она зависит от брэнда-человека, самый большой риск - потерять этого человека. Если же бизнес-процессы построены правильно и тотальной зависимости от конкретной личности нет, то риски для фирмы не очень большие. Я думаю, что, если я по какой-то причине покину "Лабораторию Касперского", это будет для компании серьезный удар, но не смертельный, и со временем рана затянется. Однако я пока никуда уходить не собираюсь, и никаких проблем вроде бы не прогнозируется.”

На этом оптимистичном заявлении рассказ о двух Касперских: самого Евгения и Лаборатории его имени заканчивается. Но сама их история продолжается и надеюсь будет продолжаться еще очень долго.
  • 0
я не червонец, чтобы нравиться всем

#2 OFF   Ilya

Ilya

    Опытный

  • Основатели
  • PipPipPip
  • Cообщений: 412

Отправлено 27 Октябрь 2006 - 15:35

В быту я достаточно скромен, для меня главное, чтобы было чисто и аккуратно. Мне все равно, какая у меня машина и что на мне надето: вожу я ВАЗ-99, костюма у меня нет, мобильный телефон достаточно старый.


На тему Е. К. и автомобили нашел в инете небольшую заметку, датированную 2001-м годом еще:

Евгений Касперский, широко известный в соответствующих кругах программист-антивирусолог, передвигается по Москве на машине, которую "не жалко". Правда, трехлетняя "девятка" обошлась ему на круг в $12 тыс.
Музыка стоила примерно четверть, еще столько же -- "доведение машины до ума": пороги-молдинги-защиты и прочие полезные, по его мнению, вещи. Если его "каракатица" завтра встанет, Касперский возьмет либо ВАЗ-2115, либо Toyota Land Cruiser-80.
"Девятка" г-на Касперского прыгает со старта так, что, по его словам, "на светофоре за ним редко кто может угнаться". "Ну, если только у него двигатель больше 3 литров", -- говорит он. Land Cruiser влечет Евгения тем, что на нем можно более эффективно, нежели он это делал раньше, участвовать в автогонках.
http://autopilot.kom...001/04/015.html

Прикрепленные изображения

  • 20014_16_03.jpg

  • 0

#3 OFF   E.K.

E.K.

    E.K.

  • Команда ЛК
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 4 232

Отправлено 27 Октябрь 2006 - 17:26

Увы, ВАЗ больше не выпускает машин, которые мои хорошие знакомые могут "довести до ума". Посему рассекаю на Баварском автопроме...
  • 0

#4 OFF   Pipkin

Pipkin

    Old pepper

  • Основатели
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 1 590

Отправлено 29 Октябрь 2006 - 17:11

Увы, это так. Но я еще рассекаю на своей Мане 95-го (реэкспортная, поэтому, наверно, и жива еще и выглядит как тинейджер) :(

v.JPG

Прим. Здание Конгресса вставлено только ради красивого задника :)
  • 0

#5 OFF   JIABP

JIABP

    Главнюк

  • Основатели
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • Cообщений: 2 873

Отправлено 01 Ноябрь 2006 - 17:52

Увы, это так. Но я еще рассекаю на своей Мане 95-го (реэкспортная, поэтому, наверно, и жива еще и выглядит как тинейджер) :(

v.JPG

Прим. Здание Конгресса вставлено только ради красивого задника :)

ИМХО: Я противник всего американского, лучше бы Кремль на задний план вставить :)
  • 0
Proud to be Russian.
Изображение Невозможно - это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Победа начинается на тренировках © Н.Е.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных